В письме бизнес-омбудсмена председателю Госдумы Вячеславу Володину предлагается, в частности, ограничить перечень умышленных действий, которые привели или могли привести к введению санкций.

Законопроект, вводящий уголовную ответственность за исполнение антироссийских санкций, при обсуждении во втором чтении в Госдуме должен быть существенно скорректирован, поскольку позволяет правоохранительным органам необоснованно широко толковать действия бизнеса как преступные. Об этом говорится в письме председателя Партии роста, уполномоченного при президенте РФ по защите прав предпринимателей Бориса Титова председателю Госдумы Вячеславу Володину.

«Предлагаемая ко второму чтению редакция законопроекта дает правоохранителям необоснованно широкие возможности толкования действий юридических и физических лиц как преступных», — подчеркивает бизнес-омбудсмен.

Как сообщили ТАСС в пресс-службе Титова, в адрес Партии роста поступают многочисленные обращения представителей российского и иностранного бизнеса, обеспокоенных законопроектом. В соответствии с ним в Уголовный кодекс РФ должна быть введена новая статья «Ограничение или отказ в совершении обычных хозяйственных операций или сделок в целях содействия в исполнении мер ограничительного характера, введенных иностранным государством, союзом иностранных государств или международной организацией». Данная статья состоит из двух частей: первая накладывает на граждан и юрлиц ответственность за исполнение санкций на территории России, а вторая — за совершение «умышленных действий», которые способствовали их введению.

Предложения Титова

В письме отмечается, что доступ к сведениям, которые могут использоваться США и другими странами при введении санкций, имеется в первую очередь у госслужащих, сотрудников госкорпораций и госбанков, а не у широкого круга служащих коммерческого сектора. В связи с этим Титов предложил переориентировать будущую статью УК на сотрудников структур государственного управления и государственного сектора экономики, либо установить для них повышенную ответственность.

Кроме того, предлагается ограничить перечень умышленных действий, которые привели или могли привести к введению санкций. Иначе, указывается в письме, такими действиями могут быть признаны размещение информации в интернете вне зависимости от причинно-следственной связи с решениями иностранных государств, а также обращения в третейские и международные арбитражные суды, которые уполномочены в своих решениях накладывать те или иные меры ограничительного характера в отношении российских частных или публичных субъектов.

К умышленным действиям, как пишет Титов, могут быть даже отнесены журналистские и общественные расследования, в том числе, например, мониторинг закупок Общероссийского народного фронта, а также мероприятия общественного контроля и подготовка аудиторских заключений.

Юридические недочеты законопроекта

Титов также обратил внимание на то, что, несмотря на доработку ко второму чтению, в законопроекте сохранились юридические недочеты. В частности, понятие «обычных хозяйственных операций и сделок» не может определяться в Уголовном кодексе, поскольку оно является предметом гражданско-правового регулирования.

Также отмечается ряд других юридических неточностей, в результате которых может возникнуть двойная ответственность за одно преступление.

В письме отдельно подчеркиваются возможные будущие проблемы для служащих иностранных компаний, работающих за пределами РФ. Так, предусматривается уголовная ответственность для иностранцев, совершивших преступление за пределами России, если оно направлено против интересов РФ либо ее гражданина.

«В результате сотрудники, к примеру, иностранных банков, отказавшиеся заключать или исполнять сделки с российскими компаниями и физлицами, в отношении которых введены меры ограничительного характера, при въезде на территорию РФ будут подлежать уголовной ответственности вплоть до истечения срока давности», — пояснили в пресс-службе бизнес-омбудсмена.

В связи с этим Титов предложил исключить иностранные компании и лица, действующие за пределами юрисдикции РФ, из числа привлекаемых к ответственности ТАСС.

26 июня 2018 г.